Педиококки

Педиококки


16.1. Кокки

Кокки — это большая группа микробов, обла­дающих сходной морфологией: клетки кокков имеют шарообразную форму. К коккам относят­ся: стафилококки, стрептококки, энтерококки, пневмококки, пептококки, пептострептококки, нейссерии, вейлонеллы и др. Среди кокков есть как грамположительные, так и грамотрицатель-ные микробы; по типу дыхания встречаются аэробные, микроаэрофильные, факультативно-анаэробные и облигатно анаэробные кокки.

Стафилококки относятся кроду Staphylococcus, который включает в себя три вида: Staphylococcus aureus, S. epidermidis и S. saprophyticus. Это грам­положительные факультативно-анаэробные кокки.

Стрептококки принадлежат кроду Streptococcus, включающему семь видов: Streptococcus pyogenes, S. pneumoniae, S. sanguis, S. salivarius, S. mitis, S. mutans, S. agalactiae. Это грамположительные факультативно-анаэробные кокки, располага­ющиеся в мазке из чистой культуры цепочкой. Среди стрептококков встречаются и микроаэ­рофильные виды.

Энтерококки принадлежаткроду Enterococcus, включающему в себя четыре вида: Enterococcus faecalis, E. faecies, E. durans, E. zimogenes. Это грамположительные факультативно анаэроб­ные кокки, располагающиеся в мазке из чистой культуры цепочкой. Энтерококки выделены в самостоятельный род из рода Streptococcus.

Пептококки и пептострептококки прина­длежат к роду Peptococcus, включающему в себя единственный вид: Peptococcus niger, и роду Peptostreptococcus, включающему восемь видов: Peptostreptococcus anaerobius, P. magnus, P. micros, P. indolicus, P. asaccharolyticus, P. prevotii, P. tetradus, P. productus. Пептококки — это анаэробные грамположительные кокки, по морфологии сходные со стафилококками, а пептострептококки — со стрептококками.

К аэробным грамотрицательным коккам от­носятся нейссерии, принадлежащие к роду

Neisseria, включающему восемь видов: Neisseria meningitidis, N. gonorrhoeae, N. flava, N. subflava, N. perflava, N. sicca, N. mucosa, N.flavescens.

Кокки объединены вместе не только и не столько на основании их морфологического сходства, но, в основном, по сходству их роли в патологии человека. Все перечисленные кокки являются возбудителями ГВЗ, поэтому их нередко называют еще гноеродными кокками, подчеркивая тем самым их роль в патологии человека.

Среди кокков есть патогенные (пневмококки, менингококки, гонококки), условно-патогенные и сапрофитические виды. Пневмококки вызывают у человека крупозную пневмонию и ползучую язву роговицы глаза, менингококки — эпидемический цереброспинальный менингит, менингококцемию и назофарингит, а гонококки — гонорею и бленнорею.

Большинство кокков относится к УПМ. Как пра­вило, это представители нормальной микрофлоры организма человека и животных, колонизирующей различные биотопы организма. Так, в организме че­ловека стафилококки являются доминирующими микробами кожи (особенно S. epidermidis); в ротовой полости и верхних дыхательных путях вегетирует большое количество стрептококков, пептококков, пептострептококков и вейлонелл; толстую кишку ко­лонизируют энтерококки и анаэробные кокки и т. д. (см. разд. 4.2). При нарушениях иммунореактивности и в других случаях снижения резистентности орга­низма (см. гл. 12) кокки, как и все УПМ нормофлоры, способны покидать свои нормальные биотопы на ко­же и слизистых оболочках, транслоцироваться через слизистые барьеры, причем даже неповрежденные, образовывать колонии и размножаться во внутренней стерильной среде организма, вызывая гнойно-воспа­лительный процесс.

Таким образом, все кокки, как патогенные, так и условно-патогенные, являются возбудителями ГВЗ, которые широко распространены в клиниках.

ГВЗ составляют не менее 30—35 % всех хирургичес­ких заболеваний, т. е. каждый третий хирургический больной — это больной с гнойно-воспалительным за­болеванием. ГВЗ, вызываемые УПМ, часто встреча-

ются и в клиниках другого профиля: акушерско-гине-кологической, оториноларингологической, офталь­мологической, стоматологической и др. Примерно от 30 до 50 % больных, обращающихся к врачу, страдают ГВЗ, что делает эту Проблему одной из актуальных в современной медицине.

До недавнего времени считалось, что основной причиной развития ГВЗ являются кокки. В настоя­щее время большую роль в развитии ГВЗ стали иг­рать грамотрицательные палочки (энтеробактерии и неферментирующие грамотрицательные бактерии), а также неспорообразующие анаэробы. И все же кок­кам, представляющим собой очень большую сборную группу микробов, как грамположительных, так и грамотрицательных, как аэробных, так анаэробных и микроаэрофильных, принадлежит ведущая роль в патологии человека. По данным литературы, от 25 до 50 % всех ГВЗ этиологически обусловлены кокковой микрофлорой.

16.1.1. Аэробные грамположительные кокки

Группу аэробных и факультативных грампо­ложительных кокков образуют достаточно раз­нообразные по свойствам бактерии, которые объединяют два общих свойства: сферическая форма клетки-и положительная окраска по Граму; они не образуют спор, подавляющее их большинство не обладает подвижностью. Медицинское значение имеют кокки се­мейств Micrococcaceae и Streptococcaceae, ос­новными принципами дифференцирова­ния их представителей являются наличие или отсутствие цитохромов (отсутствуют у Streptococcaceae) и каталазная активность (отсутствует у большинства представителей Streptococcaceae). Каталазаположительные

стрептококки дифференцируют от бактерий семейства Micrococcaceae с помощью бензи-диновой пробы, положительной у цитохром-содержащих микробов.

16.1.1.1. Семейство Micrococcaceae

Представители семейства Micrococcaceae, способные вызвать заболевания у человека, включены в роды Staphylococcus, Micrococcus и Stomatococcus; основные отличительные признаки бактерий семейства Micrococcaceae представлены в табл. 16.1.

16.1.1.1.1. Стафилококки (род Staphylococcus)

Морфология. Открыты в 1880 г. независи­мо друг от друга Л. Пастером и Огстеном. Родовое название дано Огстеном, а более под­робное описание представителей рода сдела­но в 1884 г. Розенбахом. Неподвижные грам­положительные бактерии, имеют правильную шаровидную форму диаметром 0,5—1,5 мкм, делятся в нескольких плоскостях, образуя скопления, напоминающие гроздья виног­рада. Основными компонентами клеточной стенки являются пептидогликан и рибиттей-хоевая или глицеринтейхоевая кислоты. В со­став клеточной стенки S. aureus входит белок А, реагирующий с Fc-фрагментами IgG чело­века и большинства млекопитающих. Многие стафилококки способны к формированию поверхностно расположенной капсулы, ос­новным компонентом которой являются уро-новые кислоты. Содержание ГЦ в ДНК рода составляет 30—40 моль %. Наибольший инте­рес для медицины и ветеринарии представля­ет Staphylococcus aureus.

Культуральные свойства. Факультативные ана­эробы, но более быстро и обильно растут при наличии кислорода; хемоорганотрофы с окис­лительным и ферментативным метаболизмом, каталазаположительны; содержат цитохромы, но обычно оксидазаотрицательны, чувстви­тельны к действию лизостафина (но не лизоци-ма), что обусловлено лабильностью пентагли-циновых мостиков, соединяющих мурамовую кислоту и тетрапептиды в пептидогликанах кле­точной стенки. При выращивании в аэробных условиях нуждаются в аминокислотах и вита­минах, в анаэробных — требуют дополнительно урацил и ферментируемые источники углерода. Это очень нетребовательные микробы, которые хорошо растут на простых питательных средах. Температурный оптимум роста 35—40 °С, но могут расти в интервале температур от 6,5 до 46 °С; оптимум рН 7,0—7,5, но возможен рост в пределах рН от 4,2 до 9,3. Хорошо выдерживают повышенное осмотическое давление, поэто­му элективной средой для них служат среды с высокой концентрацией соли— желточно-солевой или молочно-солевой агар. При росте на желточно-солевом агаре образуют мутные круглые ровные колонии кремового, желто­го или оранжевого цвета. Цвет колоний обус­ловлен наличием липохромного пигмента; его образование происходит только в присутствии кислорода и наиболее выражено на средах, со­держащих кровь, углеводы или молоко, одна­ко пигментообразование не является видовым признаком. На желточно-солевом агаре образу­ют колонии, окруженные радужным венчиком за счет образования фермента лецитовиллазы. На кровяном агаре образуют колонии с зоной гемолиза. На жидких средах дают равномерное помутнение, а затем рыхлый осадок, превраща­ющийся в тягучую массу.

Ферментативная активность. Биохимически очень активны: продуцируют каталазу, боль­шинство штаммов образует ацетоин на среде с глюкозой (положительная реакция Фогеса— Проскауэра), выделяют аммиак при росте в аргениновом бульоне, восстанавливают нит­раты до нитритов или азота, активно гидро-лизуют белки, гиппурат, жиры и твины, рас­щепляют многие углеводы в аэробных усло­виях до уксусной кислоты и углекислого газа. Эскулин и крахмал, как правило, не гидроли-

зуют, индола не образуют. Родовым свойством является ферментация глюкозы в анаэробных условиях с образованием молочной кислоты, что отличает стафилококки от микрококков. Дифференциацию видов стафилококков про­водят по следующим свойствам (табл. 16.2).

Антигенная структура. Сложная, как у всех грамположительных бактерий. Антигенными свойствами обладают пептидогликан и тей-хоевые кислоты клеточной стенки, типоспе-цифические АГ, хлопьеобразуюший фактор и капсула. Видоспецифичными АГ являются тейхоевые кислоты: для S. aureusрибит-тейхоевая, а для S. epidermidis — глицеринтей-хоевая; у S. saprophyticus выявляют оба типа кислот.

Факторы патогенности. Стафилококки — условно-патогенные микробы. Факторами патогенности возбудителя являются микро­капсула, компоненты клеточной стенки, фер­менты агрессии и токсины.

Микрокапсула защищает бактерии от фаго­цитоза полиморфно-ядерными фагоцитами, способствует адгезии микробов и их распро­странению по тканям. При выращивании in vitro обычно не образуется.

Компоненты клеточной стенки стимулируют развитие воспалительных реакций: усиливают синтез ИЛ-1 макрофагами, активируют сис­тему комплемента и являются мощными хе-моатграктантами для нейтрофилов. Тейхоевые кислоты запускают каскад комплемента по альтернативному пути, активируют свертыва­ющую и калликреин-кининовую системы, а также облегчают адгезию к эпителиальным по­верхностям. Белок А (агглютиноген А) неспе­цифически связывает Fc-фрагменты молекул IgG (что активирует компоненты комплемента по классическому и альтернативному путям) и усиливает активность естественных киллеров. Активация комплемента приводит к проявле­нию различных местных и системных реакций, например анафилаксии, феномена Артюса, уг­нетению активности фагоцитов и т. д.

Ферменты агрессии проявляют различное действие: каталаза защищает бактерии от действия 02-зависимых микробицидных ме­ханизмов фагоцитов; be-лактамаза разрушает молекулы р-лактамовых антибиотиков; ли­пазы облегчают адгезию и проникновение в

ткани. Коагулаза, существующая в трех ан­тигенных формах, вызывает свертывание сы­воротки; сам фермент не взаимодействует с фибриногеном, а образует тромбиноподобное вещество, предположительно взаимодейству­ющее с протромбином.

Выделяют четыре антигенных типа гемоли­зинов, вызывающих полный гемолиз кровя­ных сред; золотистые стафилококки способ-

ны одновременно синтезировать несколько подобных продуктов.

аlfa-гемолизин (аl-токсин) наиболее часто выявляют у бактерий, выделенных из клинических образцов; не активен в отношении эритроцитов человека, но быстро лизирует эритроциты барана. При введении подопытным животным вызывает кожные некроти­ческие реакции и гибель животных после внутривен­ного введения.

Р-гемолизин (сфингомиелиназа) оказывает умерен­ное действие на эритроциты человека; выявляюту 20 % изолятов. Проявляет выраженные свойства холодового гемолизина (максимальная активность проявляется при низких температурах).

у-гемолизин — двухкомпонентный гемолизин с умеренной активностью в отношении эритроцитов человека; поскольку один из компонентов инактиви-руют содержащие серу полимеры, присутствующие в агаре, то эффект этого гемолизина на кровяных сре­дах обычно не проявляется.

5-гемолизин — агрегат низкомолекулярных соедине­ний, проявляющих детергентные свойства; последние обусловливают цитотоксичность широкого спектра.

Среди токсинов наибольшее значение име­ют: эксфолиатины А и В, обуславливающие развитие синдрома «ошпаренной кожи»; ток­син синдрома токсического шока (TSST-1), ответственный за развитие специфического симптомокомплекса; Ъ-токсин (лейкоцидин), ингибирующий всасывание воды и активи­рующий образование цАМФ (что имеет зна­чение при стафилококковых диареях), а так­же оказывающий цитотоксическое действие на полиморфно-ядерные лейкоциты; энте-ротоксины AF, ответственные за развитие пищевых интоксикаций (энтеротоксины В и С также приводят к развитию синдрома ток­сического шока в случаях, не связанных с менструациями).

Устойчивость в окружающей среде. Хорошо переносят высушивание, сохраняя вирулент­ность; погибают при прямом воздействии сол­нечного света в течение 10—12 ч. Довольно устойчивы к нагреванию — при 70—80 °С по­гибают за 20—30 мин, при 150 °С — за 10 мин; сухой жар убивает их за 2 ч. Чувствительны к) действию обычно применяемых антисептиков и дезинфектантов, но резистентны к воздействию чистого этанола. Нередко обладают множест­венной лекарственной устойчивостью к целому ряду антибиотиков, в том числе к be-лактамам, особенно госпитальные штаммы. Значительная часть изолятов продуцирует be-лактамазу, либо ее синтез индуцируют (be-лактамовые антиби­отики. Большие (2х107 Да) плазмиды кодиру­ют образование (3-лактамаз и резистентность к эритромицину. Мелкие (ЗхЮ6 Да) плазмиды кодируют резистентность к тетрациклинам и хлорамфениколу (левомицетину). В отличие

от грамотрицательных бактерий, образование золотистым стафилококком [3-лактамаз и хло-рамфениколтрансфераз — индуцибельный про­цесс, т. е. они образуются только в присутствии антибиотиков.

Эпидемиология. Являются представителями нормальной микрофлоры человека и живот­ных. Стафилококки густо колонизируют раз­личные биотопы организма человека: кожу, слизистую носа, зева, ротовой полости и т. д. Особенно много стафилококков на кожных покровах, где они являются доминирующей микрофлорой, особенно S. epidermidis.

Источник инфекции — больные со стерты­ми формами стафилококковой инфекции или носители, значительно реже — больные живот­ные, например, больные маститом коровы при пищевых стафилококковых отравлениях и эн­тероколитах. Наибольшую эпидемиологичес­кую опасность представляет медицинский пер­сонал лечебно-профилактических учреждений, который может являться носителем госпиталь­ных штаммов стафилококка. В соответствии с Международной классификацией, различают постоянных носителей, у которых при посеве из полости носа всегда выделяется стафилококк, и перемежающихся носителей, у которых стафи­лококк выделяется время от времени.

Поскольку стафилококки, как и все УПМ, не имеют органного тропизма, то для стафи­лококковых инфекций характерна множест­венность механизмов, путей и факторов пере­дачи. Они могут передаваться контактно че­рез нестерильный медицинский инструмент, руки медперсонала, алиментарно с молочны­ми продуктами, кондитерскими изделиями, аэрогенно, парентерально при инъекциях.

Восприимчивость к стафилококкам, как и ко всем УПМ, очень низкая у лиц с нормаль­ным иммунным статусом и повышенная у иммунокомпромиссных хозяев. Очень часто стафилококковая инфекция развивается на фоне вторичных иммунодефицитов, напри­мер, после перенесенной ОРВИ.

Патогенез. Стафилококки, как и все УПМ, вызывают оппортунистическую инфекцию. При целом ряде патологических состояний, ведущих к снижению иммунного статуса организма, стафи­лококки, наряду с другими УПМ, приобретают спо­собность покидать свои нормальные биотопы на по-

верхности кожи и слизистых оболочек, преодолевать тканевые барьеры, в норме для них непреодолимые, причем даже и неповрежденные, и транслоцировать-ся во внутреннюю стерильную среду организма, т. е. в незаселенную экологическую нишу, размножать­ся там и вызывать типовую патологическую реак­цию — воспаление. Клинически это проявляется в виде гнойно-воспалительных процессов различной локализации и степени тяжести — от местных огра­ниченных до тяжелых генерализованных, таких как сепсис и септикопиемия. Таким образом, стафило­кокковая инфекция в большинстве случаев развива­ется у иммунокомпромиссных хозяев, как эндоген­ная оппортунистическая инфекция.

Клиника. Стафилококки, как и все УПМ, не имеют органного тропизма, для стафилокок­ковых инфекций характерно поражение раз­личных органов и тканей организма человека. Клинические проявления болезни могут быть самые разнообразные, они обусловлены не столько видом микроба, сколько характером пораженного органа. Выделяют следующие но­зологические формы, при которых этиологическим фактором является стафилококк:

  • болезни кожи и подкожной клетчатки, из кото­рых у новорожденных наиболее распространенными являются пиодермия, везикулопустулез, пемфигус, эксфолиативный дерматит; у более старших детей и взрослых — абсцесс, фурункул, гидроадениты, пана­риций, множественные абсцессы и др.;

  • болезни органов дыхания, из которых наиболее часты ангина, плеврит, пневмония;

  • болезни нервной системы и органов чувств — ме­нингит, отит, конъюнктивит, дакриоцистит и др.;

  • болезни органов пищеварения — стоматит, пери­тонит, парапроктит, энтерит, энтероколит, пишевая интоксикация;

  • болезни костно-мышечной системы и соедини­тельной ткани — артриты, остеомиелит, периостит и др.;

  • болезни системы кровообращения — эндокардит, перикардит, флебит и др.;

  • болезни мочеполовых органов — пиелит, цистит, уретрит, мастит, эндометрит, орхит и др.;

  • стафилококковый сепсис.

Подавляющее большинство заболеваний, вызыва­емых стафилококками, носит гнойно-воспалитель­ный характер. Они характеризуются образованием воспалительных очагов в поражаемых органах и тка­нях, сопровождаются температурой, интоксикацией,

нарушением самочувствия, выраженных в зависи­мости от степени поражения и поражаемого органа. Протекают остро или хронически. В то же время ста­филококки могут вызывать нетипичные заболевания, такие как синдром «ошпаренных младенцев» и др.

Синдром «ошпаренных младенцев» (болезнь Риттера) наблюдают у новорожденных, инфицированных штаммами, продуцирующими эксфолиатины. На ко­же образу, тся пузыри (как при термических ожогах) и мокнущие эрозированные участки.

Синдром «ошпаренной кожи» (синдром Лайелла) наблюдают у более старших детей и взрослых. На коже образуются очаги эритемы и пузыри, с отхожде-нием субэпидермального слоя.

Синдром токсического шока — эндотоксиновая инфекция, развивающаяся при инфицировании штаммами-продуцентами токсина TSST-1 и, реже, энтеротоксинов В и С. Впервые поражение зарегис­трировано в 1980 г. у женщин 15—25-летнего возрас­та, использующих сорбирующие тампоны в период менструаций; синдром может также развиться после родов или как осложнение после хирургических вме­шательств, особенно на полости носа и придаточных пазухах носа. Проявляется высокой температурой тела (38,8 °С и выше), рвотой, диареей, скарлати-ноподобной сыпью (чаще на ладонях и подошвах) с последующей десквамацией через 1—2 недели, а так­же снижением артериального давления с развитием шока, часто приводящего к летальному исходу. После появления тампонов с пониженными сорбирующими свойствами и без полиакриловых наполнителей час­тота случаев развития шоков резко сократилась.

Пищевые отравления клинически проявляются рво­той, абдоминальными болями и водянистой диареей уже через 2—6 часов после употребления в пищу ин­фицированных продуктов, обычно кондитерских из­делий с кремом, консервов, мясных и овощных сала­тов и т. д. Поражения носят самоограничивающийся характер, их проявления исчезают или значительно ослабевают через 24 ч даже без лечения.

Иммунитет. Постинфекционный иммуни­тет — клеточно-гуморальный, нестойкий и ненапряженный, как при всех оппортунисти­ческих инфекциях.

Микробиологическая диагностика. Условно-патогенный характер возбудителя, широкое распространение стафилококков в нормофло-ре человека и в окружающей среде затрудня­ют оценку этиологической значимости ста­филококков, выделенных из патологическо-

Бактериологическая диагностика стафилококковых инфекций

День исследования

Вид исследования

1-й день

Посев исследуемого материала на желточно-солевой агар

Посев кроки в сахарный бульон

2-й день

Пересев выросших колоний стафилококков для выделения чистой культуры

3-й день

Изучение культуральных свойств.

Микроскопия мазков из колоний, окрашенных но Граму. Постановка коагулазной пробы.

Посев на среду с маннитом пя проверки анаэробной ферментации

Определение ДН Казной активности. Определение фаголизабельности. Определение антибиотикограммы

4-й день

Учет результатов

го материала, особенно открытых полостей. Предположить стафилококковую этиологию заболевания позволяют выделение стафило­кокка в чистой культуре, повторность выделе­ния одного и того же фаговара, динамика спе­цифических иммунологических показателей.

Материал для исследования — гной, кровь, моча, мокрота, мазки со слизистой носа и зева, рвотные массы, испражнения и др., — выбирается в зависимости от клинической картины болезни.

Лабораторная диагностика включает бак­териологический и серологический методы. Бактериоскопия мазков из исследуемого ма­териала не проводится, так как в них ста­филококки могут располагаться поодиночке, парами, тетрадами, иным образом, а поэтому их невозможно морфологически отличить от других грамположительных кокков.

Исследуемый материал сеют на плотную элективную среду желточно-солевой , кровь предварительно засевают в сахарный бульон, а при появлении роста в бульоне делают вы­сев на желточно-солевой . У культуры, вырос­шей на желточно-солевой , определяют нали­чие пигмента, лецитовителлазы, морфологию клеток, наличие катал азы, ферментацию 1% глюкозы в полужидкой среде Гисса под вазе­линовым маслом, наличие плазмокоагулазы и ДНКазы.

У штаммов S. aureus, выделенных при пи­щевой стафилококковой интоксикации, оп­ределяют наличие энтеротоксинов в биоло­гических и иммунологических тестах. Для

выявления продукции энтеротоксина ставят биопробу на новорожденных котятах либо определяют токсигенность выделенных куль­тур реакцией преципитации в геле.

Культуры стафилококка, выделенные от людей в эпидемических очагах стафилокок­ковой инфекции, фаготипируют с помощью 22 фагов международного набора для прове­дения эпидемического маркирования с целью выявления источника инфекции.

Чувствительность стафилококков к анти­биотикам определяют методом диффузии в агаре с помощью стандартных дисков или методом серийных разведений.

Предварительные результаты по идентифика­ции стафилококков можно получить через 1—2 суток. Схема бактериологического исследова­ния на стафилококки представлена в табл. 16.3.

Серологический метод диагностики стафило­кокковой инфекции применяют главным обра­зом в случаях хронической инфекции, особенно если больной получал массивную предшеству­ющую антибиотикотерапию и выделить возбу­дителя не удается. Наиболее часто с этой целью определяют титр анти-а-токсина в сыворотке крови больных реакцией торможения гемолиза по Выгодчикову. В ряде случаев определяют титр AT к риботейхоевой кислоте — одному из компонентов клеточной стенки или проводят реакцию аутоагглютинации. Титрование анти­тел осуществляют в динамике.

Лечение. Определяется особенностями кли­нических форм стафилококковой инфекции. Общие принципы лечения основываются на

комплексной терапии, включающей адекват­ное хирургическое вмешательство (санация гнойных очагов), рациональную антибиоти-котерапию и иммунотерапию. Принимая во внимание широкое распространение анти-биотикорезистентных штаммов стафилокок­ков, необходимо назначать антибиотики с учетом результатов антибиотикограммы. При невозможности направленной антибиотико-терапии, до получения результатов антибио­тикограммы следует отдать предпочтение ан­тибиотикам широкого спектра действия, на­пример полусинтетическим пенициллинам, обладающим устойчивостью к Р-лактамазе. Высокоэффективны комбинированные пре­параты, содержащие блокаторы be-лактамазы, например амоксиклав (амоксициллин в ком­бинации с клавилановой кислотой).

С учетом того, что стафилококковой ин­фекцией страдают преимущественно имму-нокомпромиссные лица, таким больным по­казана иммуностимулирующая терапия.

Профилактика. Проводится комплекс мер, направленных на ликвидацию источника ин­фекции: выявление и лечение больных и но­сителей инфекции. Важное значение имеет ежедневный осмотр медперсонала, особенно в родильных, реанимационных и хирургичес­ких отделениях, с целью выявления и отстра­нения от работы лиц с ГВЗ (особенно кистей рук и носоглотки), а также своевременное и полное выявление заболевших стафилокок­ковой инфекцией среди пациентов стацио­нара и их изоляция в специальном отделении или отдельной палате. В хирургии с этой це­лью широко практикуется раздельное ведение «чистых» и «гнойных» больных.

Необходимо проведение планового обсле­дования медперсонала на носительство ста­филококка в верхних дыхательных путях, вы­явление резидентных носителей и их санация с помощью стафилококкового бактериофа­га, хлорофиллипта, эктерицида, лизоцима. Санация антибиотиками носителей стафило­кокков недопустима.

С целью разрыва механизмов и путей пере­дачи, в стационарах устанавливают строгий санитарно-гигиенический режим, соблюде­ние правил асептики, антисептики, дезин­фекции и стерилизации.

Наконец, в отдельных случаях для создания искусственного приобретенного активного иммунитета проводят вакцинацию стафило­кокковым анатоксином или вводят стафи­лококковый иммуноглобулин, противоста-филококковую донорскую гипериммунную плазму. Показано также назначение иммунос­тимуляторов.

16.1.1.2. Семейство Streptococcaceae

Семейство Streptococcaceae включает семь родов, шесть из которых патогенны для че­ловека: Streptococcus, Enterococcus, Aerococcus, Leuconostoc, Pediococcus и Lactococcus. Наибольшее клиническое значение имеют стрептококки и энтерококки, тогда как ос­тальные вызывают лишь спорадические или редкие случаи заболевания.

Бактерии семейства Streptococcaceae вызы­вают ГВЗ различных органов и систем, при­чем для каждого представителя этого семейс­тва характерна локализация процесса.

16.1.1.2.1. Стрептококки (род Streptococcus)

Морфология. Впервые обнаружены в тканях человека при рожистом воспалении и ране­вых инфекциях Билротом (1874), септицеми-ях и гнойных поражениях Пастером (1879) и Огстоном (1881); в чистой культуре их выделили Феляйзен (1883) и Розенбах (1884). S. pneu­moniae впервые выделил Пастер (1881); этиоло­гическую роль в развитии пневмоний у челове­ка доказали Френкель и Вайхзелъбаум (1884). Представляют собой сферические или овоид-ные клетки размером 0,5—2,0 мкм; в мазках рас­полагаются парами или короткими цепочками (особенно при выращивании на жидких средах); под различными воздействиями могут приоб­ретать вытянутую или ланцетовидную форму, напоминая коккобациллы. Неподвижны, спор не образуют; некоторые виды имеют капсулу; грамположительные. Способны образовывать L-формы. Клеточная стенка состоит из трех слоев: наружный слой содержит типоспецифи-ческие белковые Т- и М-антигены, а также ряд неспецифических белковых антигенов, связан­ных или не связанных с М-АГ; в состав среднего слоя входит групповой полисахарид, постро­енный из pN-ацетилглюкозамина и рамнозы;

внутренний слой содержит пептидогликан. Из клеточной стенки через капсулу выходят фим-брии, содержащие М-АГ и липотейхоевую кис­лоту. Основным адгезином является липотей-хоевая кислота, покрывающая поверхностные фимбрии.

Пневмококки — овальные или ланцетовид­ные кокки диаметром около 1 мкм; в мазках из клинического материала располагаются парами, каждая из которых окружена толстой капсулой; в мазках из чистой культуры могут располагаться цепочками и быть более округ­лыми. При росте на простых средах образу­ют тонкую капсулу; ее развитие стимулирует внесение крови, сыворотки или асцитической жидкости; неподвижны, спор не образуют.

Культуральные свойства. Факультативные анаэробы; капнофилы; некоторые — микро-аэрофилы, предпочитают анаэробные усло­вия. Растут в интервале температур 25—45 °С; оптимум — 37 «С. Питательные потребности сложные, стрептококки более требовательны к средам культивирования, чем стафилокок­ки. Растут на сложных питательных средах с добавлением крови, сыворотки, асцитичес­кой жидкости, углеводов. При росте на агаре с кровью барана образуют колонии с зоной а- (частичный гемолиз и позеленение среды), (3- (полный гемолиз) и у-гемолиза (визуально невидимый гемолиз); основными возбудите­лями болезней человека являются |3-гемоли-тические виды, большая часть которых отно­сится к серогруппе А.

Пневмококки — факультативные анаэро­бы; капнофилы. Хорошо растут на кровяных или сывороточных средах, дополненных 0,1% глюкозой; температурный оптимум — 37 °С; оптимум рН — 7,8. На жидких средах дают равномерное помутнение и небольшой хлопь­евидный осадок; при длительном культивиро­вании осадок увеличивается. На агаре образуют нежные полупрозрачные, четко очерченные ко­лонии около 1 мм в диаметре; иногда они могут быть плоскими с центральным углублением; подобно прочим стрептококкам колонии ни­когда не сливаются между собой. На кровяном агаре колонии окружает зона а-гемолиза в виде зеленоватой обесцвеченной зоны.

Ферментативная активность Ниже, чем у ста­филококков. Хемоорганотрофы; метаболизм

бродильный; клинически значимые виды, ферментируют глюкозу с образованием мо­лочной кислоты. Каталазаотрицательны.

Для дифференцировки пневмококка от прочих стрептококков используется проба с оптохином (угнетает их рост); от зеленящих стрептококков пневмококк отличают спо­собность ферментировать инулин, а также чувствительность к желчи (дезоксихолатная проба).

Антигенная структура сложная. По пред­ложению Р. Лэнсфилд (1933) стрептококки классифицируют по наличию специфических полисахаридов в клеточной стенке; выделяют 20 серогрупп, обозначаемых заглавными ла­тинскими буквами (от А до V). Ряд а- и «/-гемо­литических стрептококков не вошел ни в одну из серогрупп. В патологии человека основная роль принадлежит стрептококкам группы А. По специфичности белковых АГ — М, Р, и Т стрептококки внутри групп разделяют на серовары. Белок М — типоспецифический АГ; антитела к нему обеспечивают длитель­ную невосприимчивость к повторным зара­жениям; однако выделяют более 80 серотипов белка М, что значительно снижает эффектив­ность гуморальных защитных реакций. Белок М проявляет свойства суперантигена, вызы­вая поликлональную активацию лимфоцитов и образование AT с низким аффинитетом; по­добные свойства играют существенную роль в нарушении толерантности к собственным тканевым АГ и развитии иммунопатологии.

Пневмококк не содержит группового АГ и серологически не однороден: по АГ капсуль-ных полисахаридов выделяют 84 серовара.

Факторы патогенности. Стрептококки — УПМ. Факторами патогенности являют­ся микрокапсула, компоненты клеточной стенки, ферменты агрессии и токсины. Фимбриальный белок или белок М — основ­ной фактор патогенности. Он обладает анти­фагоцитарным действием; связывает фибри­ноген, фибрин и продукты его деградации; адсорбирует их на своей поверхности, маски­руя рецепторы для компонентов комплемента и опсонинов. Вирулетные, свежевыделенные от больных штаммы, содержащие М-АГ, спо­собны расти и размножаться в крови чело­века, а культуры, лишенные М-АГ, — ави-

рулентны и фагоцитируются в крови чело­века без добавления антител против М-АГ гомологичного типа. Вторым по значимости фактором патогенности является капсула, за­щищающая стрептококки от фагоцитоза и облегчающая адгезию к эпителию; поскольку капсула образована гиалуроновой кислотой, то она проявляет минимальную иммуноген-ную активность. Интерес представляет спо­собность бактерий самостоятельно разрушать капсулу при инвазии в ткани за счет синтеза гиалуроновой кислоты. Третьим фактором, подавляющим активность фагоцитов, явля­ется С-пептидаза. Фермент расщепляет и инактивирует С-компонент комплемента, являющийся мощным хемоаттрактантом.

Стрептококки продуцируют ферменты аг­рессии (стрептолизины S и О, гиалуронидаза, ДНКазы, НАД азы и стрептокиназа) и эритро-генные токсины.

Стрептолизин О чувствителен к кислороду; проявляет иммуногенные свойства и вызыва­ет гемолиз эритроцитов; стрептолизин S ре­зистентен к кислороду, не обладает антиген­ными свойствами и вызывает поверхностный гемолиз на кровяных средах. Оба фермента разрушают не только эритроциты, но и другие клетки; в частности, продуценты стрептоли-зина S способны разрушать фагоциты, погло­тившие их.

Стрептококки группы А и некоторых дру­гих групп продуцируют ДНКазу четырех ти­пов (А, В, С, D) или стрептодорназу. При стрептококкозах человека обнаружен высо­кий титр антител против ДНКазы В; выяв­ление AT к стрептодорназе В используют в диагностике различных осложнений, вызван­ных стрептококками группы А. Стрептококки группы А продуцируют гиалуронидазу I и II типов; AT к гиалуронидазе I типа в высо­ких титрах встречаются при стрептококкозах человека. Гиалуронидаза облегчает распро­странение стрептококков по соединительной ткани. Стрептококки группы А продуцируют никотинамидадениндшуклеатидазу, обладаю­щую кардиотоксическим и лейкотоксическим действием. Стрептокиназу продуцирует боль­шинство стрептококков группы А и ряд куль­тур групп С и G. Стрептокиназа активирует плазминоген, что приводит к образованию

плазмина и растворению фибриновых воло­кон. Клиническое применение нашла очи­щенная смесь стрептокиназы, стрептодор-назы и других протеолитических ферментов стрептококков (стрептокиназа-стрептодорна-за), используемая для рассасывания тромбов, фибринозных и гнойных экссудатов.

Эритрогенные (пирогенные) токсины весь­ма схожи с токсинами стафилококков; раз­деляются на три типа (А, В и С); • прояв­ляют пирогенную активность (за счет не­посредственного действия на гипоталамус), а также ведут к появлению обусловленных иммунными механизмами высыпаний на ко­же. Эритрогенные токсины проявляют супер антигенные свойства, оказывая митогенный эффект на Т-клетки, а также стимулируют секрецию макрофагами ИЛ-I и фактора не­кроза опухолей, являющихся медиаторами септического шока.

Кардиогепатический токсин продуцируют некоторые штаммы стрептококков группы А; токсин вызывает поражения миокарда и диафрагмы, а также образование гранулем в печени.

Основной фактор вирулентности пнев­мококков — капсула, защищающая бакте­рии от фагоцитоза и действия опсонинов. Некапсулированные штаммы практически авирулентны и встречаются редко. Важное значение имеет субстанция С — холинсодер-жащая тейхоевая кислота клеточной стенки, специфически взаимодействующая с С-реак-тивным белком. Следствием подобного реа­гирования является активация комплемента и высвобождение медиаторов острой фазы воспаления.

Устойчивость в окружающей среде у стреп­тококков ниже, чем у стафилококков. Стрептококки различных групп, кроме энте­рококков, погибают при нагревании до 56 °С в течение 30 мин, при кипячении — момен­тально; хорошо выдерживают высушивание, особенно в белковой среде, сохраняя жизне­способность, но быстро теряя вирулентность. Чувствительны к действию обычно применя­емых антисептиков и дезинфектантов.

Большинство стрептококков чувствительно к Р-лактамовым антибиотикам и макролидам; все стрептококки группы А высокочувстви-

тельны к антибиотикам пенициллинового ря­да и не приобретают к ним устойчивости.

Эпидемиология. Являются представителями нормофлоры организма человека и животных. Стрептококки группы А колонизируют кож­ные покровы и слизистые оболочки человека; группы В колонизируют носоглотку, ЖКТ и влагалище. Известны штаммы пневмококка, колонизирующие организм человека и жи­вотных.

Источник инфекции — больные люди или носители, значительно реже — больные жи­вотные; при пневмококковой инфекции — больные люди и носители.

Поскольку стрептококки, как и все УПМ, не имеют органного тропизма, то для стреп­тококковых инфекций характерна множест­венность механизмов, путей и факторов пе­редачи, хотя доминирует аэрогенная передача воздушно-капельным путем.

Восприимчивость к стрептококкам, как и ко всем УПМ, очень низкая у лиц с нормаль­ным иммунным статусом и повышенная у иммунокомпромиссных хозяев. Очень часто стрептококковая инфекция развивается на фоне вторичных иммунодефицитов, напри­мер, после перенесенной ОРВИ.

Патогенез. Стрептококки, как и все УПМ, вызывают оппортунистическую инфекцию; па­тогенез аналогичен патогенезу стафилококко­вых поражений и обусловлен действием мно­гочисленных факторов патогенности микроба.

Патогенез большинства пневмоний вклю­чает аспирацию слюны, содержащей пневмо­кокки, и проникновение бактерий в нижние отделы воздухоносных путей. Существенное значение имеет нарушение защитных дрени­рующих механизмов — кашлевого толчка и мукоцилиарного клиренса.

Клиника. Для стрептококковых инфекций характерно поражение различных органов и тканей организма человека. Клинические проявления болезни могут быть самые разно­образные, они диктуются не столько видом микроба, сколько характером пораженного органа.

Стрептококковые инфекции — большая и разнородная группа острых и хронических, спе­цифических и неспецифических заболеваний человека, вызываемых стрептококками.

Стрептококковые инфекции подразделяют на:

  • острые стрептококковые заболевания, при которых стрептококк является главным или единственным возбудителем. Сюда от­носятся скарлатина, рожа, ангина, импетиго, острый гломерулонефрит, острый и подост-рый бактериальные эндокардиты, послеродо­вой сепсис;

  • хронические стрептококковые заболева­ния, при которых стрептококк — главный или единственный возбудитель. Сюда относятся ревматизм и хронический тонзиллит;

  • острые и хронические заболевания, при которых стрептококк является одним из мно­жества возбудителей. В эту группу включают различные ГВЗ.

Пневмококк — один из основных возбу­дителей бактериальных пневмоний, регис­трируемых вне стационаров (2—4 случая на 1000 человек); ежегодно в мире наблюдают не менее 500 000 случаев пневмококковых пневмоний (реальная величина значитель­но больше). Классическая пневмококковая пневмония начинается внезапно; отмечают подъем температуры тела, продуктивный ка­шель и боли в груди. У ослабленных лиц и стариков заболевание развивается медленно, с незначительной лихорадкой, нарушением сознания и признаками легочно-сердечной недостаточности. У взрослых чаще наблюда­ют долевые поражения легких; у детей и лиц преклонного возраста доминируют периброн-хиальные или очаговые поражения.

Иммунитет. Постинфекционный иммуни­тет нестойкий и ненапряженный, как при всех оппортунистических инфекциях.

Микробиологическая диагностика. Материал для исследования — гной, кровь, моча, мокрота, мазки со слизистой носа и зева, ликвор и др. — определяется клинической картиной болезни.

Лабораторная диагностика включает бак­териологический и серологический методы, а при подозрении на пневмококковую инфек­цию — еще бактериоскопический и биологи­ческий методы. Бактериоскопия мазков из исследуемого материала не проводится, так как в них стрептококки могут располагаться поодиночке, парами, тетрадами и другими способами и поэтому их невозможно морфо­логически отличить от других грамположи-

тельных кокков. В мазках из клинического материала пневмококки располагаются па­рами, каждая из которых окружена толстой капсулой; овальные или ланцетовидные грам-положительные диаметром около 1 мкм.

Для выделения чистой культуры стрепто­кокка материал, взятый тампоном, погружают в полужидкий агар на дно пробирки, содержа­щей каплю крови барана. После инкубации в течение 3—4 ч при 37 °С производят высев на кровяной агар. Идентификация Р-гемо-литических стрептококков проводится на ос­новании обнаружения на агаре характерных колоний, окруженных зоной гемолиза, и мик­роскопии мазков, окрашенных по Граму. Для определения серогруппы применяют реакцию преципитации в жидкой среде с использовани­ем солянокислых экстрактов, полученных из стрептококков, и диагностических групповых сывороток, а также коагглютинацию стрепто­кокков с помощью специфических антител, связанных за счет Fc-фрагментов со стафило­кокком, содержащим А-белок.

Типирование стрептококков группы А по наличию Т- или М-АГ выполняется при проведении эпидемиологического анализа. Типирование по Т-АГ проводят в реакции агглютинации на стекле (метод Гриффитса) с Т-антисыворотками. Типирование по М-АГ проводят в реакции преципитации в жидкой среде с типоспецифическими адсорбирован­ными М-антисыворотками (метод Лэнсфилд). Стрептококки необходимо дифференциро­вать с энтерококками, для которых характер­ны следующие отличительные признаки:

  • способность расти в диапазоне темпера­тур от 10 до 45 «С;

  • устойчивость к высоким концентрациям NaCl;

  • устойчивость к пенициллину;

• устойчивость к щелочной среде (рН 9,6). Антибиотикограмму определяют только в

том случае, если выделенная культура не от­носится к группе А. Схема бактериологичес­кого исследования на стрептококки представ­лена в табл. 16.4.

Серологический метод диагностики стреп­тококковой инфекции применяют главным образом в случаях хронической инфекции, особенно если больной получал массивную

предшествующую антибиотикотерапию и вы­делить возбудителя не удается. Наиболее час­то с этой целью определяют наличие в крови стрептококкового АГ в РСК и специфических стрептококковых антител к токсинам, в част­ности к стрептолизину О или стрептодорназе. Антистрептолизин О определяют в реакции нейтрализации. Серологические исследова­ния также позволяют выявлять носителей. Следует помнить, что AT к стрептолизину О не образуются при кожных инфекциях, вызы­ваемых стрептококками группы А.

При пневмококковой инфекции с целью выделения чистой культуры возбудителя ста­вят биопробу — внутрибрюшинно заражают белых мышей материалом от больного. Однако при смешанной инфекции, вызванной ассо­циацией пневмококков с некоторыми другими УПМ, например клебсиеллами, к которым бе­лые мыши также высокочувствительны, выде­лить чистую культуру биологическим методом не представляется возможным.

Лечение. Аналогично лечению стафилокок­ковой инфекции. При выделении от боль­ного стрептококка группы А препарат выбо­ра — пенициллин. Среди пневмококков часто встречаются штаммы, резистентные к пени-циллинам; химиотерапию проводят антиби­отиками, к которым выявлена чувствитель­ность микроба — левомицетином, цефтриак-соном, ванкомицином, рифампицином и др. Лечебные иммунобиологические препараты против стрептококков не разработаны.

Профилактика. Специфическая профи­лактика не разработана, Не специфическая такая же, как и при стафилококковой ин­фекции.

Для профилактики пневмококковых ин­фекций разработана поливалентная вакцина, включающая 23 различных полисахаридных АГ сероваров, вызывающих 90 % гематоген­ных инфекций. Иммунизация показана груп­пам повышенного риска и осуществляется двукратно с 5—10-летним интервалом.

16.1.1.2.2. Энтерококки (род Enterococcus)

Морфология. Представляют собой овальные бактерии диаметром 0,6/2,0×0,6/2,5 мкм; в маз­ках из культур, выращенных на жидких средах, располагаются парами или короткими цепочка-

Таблица 16.4. Бактериологическая диагностика стрептококковых инфекций

День иссле­дования

Вид исследования

1-й день

Посев крови в «мартеновский» бульон и на среду Тароцци (полуанаэробные условия). Посев других видов исследуемого материала (гной, слизь и т. п.) на кровяной агар

2-й день

Высев с бульона на кровяной агар (в течение 3—4 недель при инкубации первичного посева в термостате).Пересев выросших колоний стрептококков на кровяной агар для выделения чистой культуры

3-й день

Изучение культуральных свойств.

Микроскопия мазков из колоний, окрашенных по Граму.

Посев на:

* сахарный бульон,

* бульон с повышенной концентрацией NaCl.

* желчный бульон и др.

Определение температурных границ роста (10—45 «С). Изучение биохимической активности. Определение серогруппы и серовара. Определение антибиотикограммы

4-й день

Учет результатов

ми. Спор и капсул не образуют; некоторые ви­ды ограниченно подвижны (имеют небольшие жгутики). Ранее микробы систематизировали как стрептококки группы D (некоторые также реагируют с антисыворотками к группе Q), а с 1984 г. они выделены в отдельный род. Поводом для этого явилось открытие уникального для всех стрептококков группового АГ — глиие-ринтейхоевой кислоты, содержащей D-аланин и глюкозу. Типовой вид — E.faecalis.

Культуральные свойства. Факультативные анаэробы; хемоорганотрофы. Пищевые пот­ребности сложные; энтерококки хорошо рас­тут на простых средах; на кровяном агаре могут давать зоны полного (редко) или непол­ного гемолиза; селективными являются среды Диф-3 или Диф-5. Через 24 ч образуют серо­ватые колонии 0,4—1 мм в диаметре; призна­ками, дифференцирующими их от зеленящих стрептококков, является способность расти на средах, содержащих 6,5% NaCl, а также способность изменять окраску лакмусового молока или молока с метиленовым синим через 4—6 ч при 37 «С. Растут в интервале тем­ператур 10—45 °С (оптимум — 37 °С).

Ферментативная активность. Метаболизм ферментативного типа; расщепляют различ­ные углеводы с образованием кислоты (пре-

имущественно молочной) без газа; каталаза-отрицательны; в редких случаях восстанавли­вают нитраты. Основные дифференциальные признаки клинически значимых энтерокок­ков представлены в табл. 16.5.

Антигенная структура аналогична таковой стрептококков; относятся к серогруппе D.

Факторы патогенности. Энтерококки явля­ются УПМ. Факторы патогенности возбуди­теля — компоненты клеточной стенки, фер­менты агрессии и токсины.

Экологическая ниша. Широко распростра­нены в природе; обитают в кишечнике различ­ных позвоночных и человека. Энтерококки входят в состав микрофлоры ротовой полос­ти, кишечника и мочеполовой системы взрос­лых; так, E.faecium выделяют из испражнений у 25 % клинически здоровых лиц.

Устойчивость в окружающей среде более вы­сокая, чем у стрептококков, и приближается к таковой стафилококков, поэтому энтеро­кокки используются в санитарной микроби­ологии в качестве санитарно-показательных микробов. Чувствительны к действию обыч­но применяемых антисептиков и дезинфек-тантов. Обладают природной устойчивостью к большинству антибиотиков, кроме того, все антибиотики, даже последних поколений,

действуют на энтерококки только бактериос-татически.

Эпидемиология и патогенез аналогичны та­ковым стрептококковых инфекций.

Клиника. Часто вызывают поражения моче­половой системы, особенно у катетеризиро­ванных пациентов; также вызывают 10—20 % всех бактериальных эндокардитов и 5 % бак­териемии. Гемолизирующие энтерококки так­же способны вызывать пищевые отравления и дисбактериозы кишечника. В патологии человека наибольшее значение имеют Е. faecalis, E. faecium и Е. durans.

Микробиологическая диагностика. Материал для исследования — гной, кровь, моча, и др. — определяется клинической картиной болезни.

Лабораторная диагностика включает бак­териологический и серологический методы. Бактериоскопия мазков из исследуемого ма­териала не проводится, так как в них эн­терококки могут располагаться поодиночке, парами, тетрадами и другими способами и поэтому их невозможно морфологически от­личить от других грамположительных кокков. Выделение возбудителя обычно не представ­ляет трудностей энтерококки дифференциру­ют со стрептококками.

16.1.1.2.3. Аэрококки (род Aerococcus), лейконостоки (род Leuconostoc), педиококки (род Pediococcus) и лактококки (род Lactococcus)

Микробы родов Aerococcus, Leuconostoc, Pediococcus и Lactococcus обладают низкой па-тогенностью; заболевания, вызванные ими у человека, регистрируют достаточно редко (обычно у иммунокомпромиссных хозяев).

Род Aerococcus образуют неподвижные шаро­видные клетки 1,0—2,0 мкм в диаметре; в маз­ках из культур, выращенных на жидких средах, располагаются тетрадами. Факультативные анаэробы, но лучше растут в микроаэрофиль-ных условиях. Образуют Н202, вызывая позе­ленение кровяного агара. Хемоорганотрофы с окислительным метаболизмом; углево­ды ферментируют с образованием кислоты. Каталазаотрицательны или слабоположи­тельны. Желатину не разжижают, нитраты не восстанавливают. Температурный оптимум — 30 °С (также растут при 10 °С, но не при 45 °С).

Типовой видA. viridans. Сапрофиты, широко распространенные в стационарах; иногда мо­гут загрязнять оборудование для инвазивных исследований. Контаминирование медицин­ского инструментария способно приводить к эндокардитам и инфекциям мочевыводя-щих путей. Принципы выделения аэрококков аналогичны таковым при индикации стреп­тококковых инфекций; бактерии образуют беловато-серые колонии, сформированные крупными кокками, собранными в тетрады или пары. Подобно энтерококкам способны расти на средах, содержащих 6,5% NaCl, од­нако не растут при 10 «С и чувствительны к бацитрацину.

Род Leuconostoc — неподвижные неспо-рообразующие сферические, овальные или палочковидные (с закругленными концами) бактерии; средние размеры — 0,5/0,7×0,7/1,2 мкм. Факультативные анаэробы, хемоорга­нотрофы; нуждаются в наличии углеводов при культивировании; преимущественно ферментируют моно- и дисахариды с обра­зованием кислоты и газа. Основные фер­ментативные продукты — лактат и этанол. Каталазаотрицательны; аргинин не гидроли-зуют; индол не образуют; нитраты не восста­навливают; гемолитическую активность не проявляют. Растут медленно; колонии мел­кие, на средах с сахарозой образуют более крупные слизистые колонии. Широко рас­пространены в природе, часто колонизируют пищевые продукты. Типовой вид — L. mesenteroides. До 1985 г. отдельные сведения указы­вали на возможную роль лейконостоков в раз­витии пищевых токсикоинфекций, но затем появились многочисленные сообщения о вы­делении бактерий из крови новорожденных и больных с иммунодефицитами, страдающих бактериемиями, эндокардитами, пневмония­ми, а также из спинномозговой жидкости при менингитах. Колонии лейконостоков серова­того цвета; на кровяных средах гемолиза не вызывают. Отличительными особенностями являются способность гидролизовать эскулин в присутствии желчных солей, образование газа при ферментации глюкозы и резистент­ность к ванкомицину.

Род Pediococcus представлен шаровид­ными бактериями 1,0—2,0 мкм в диамет-

ре; в мазках встречаются в виде тетрад или парно. Неподвижны, спор не образуют. Факультативные анаэробы, но некоторые ви­ды растут в микроаэрофильных или анаэроб­ных условиях. Хемоорганотрофы; пищевые потребности сложные, нуждаются в наличии ферментируемых углеводов (моно- и диса-харидов). Глюкозу расщепляют с образова­нием газа; основной ферментативный про­дукт — лактат. Цитохромов не имеют; катала-заотрицательны; Нитраты не восстанавливают. Температурный оптимум — 25-40 «С. Широко распространены в природе, обычно на расте­ниях и пищевых продуктах. Типовой вид — P. damnosus. Патогенность микробов остается недоказанной, несмотря на то что P. acidilactici можно выделить из ран и крови пациентов с иммунодефицитами. Колонии гладкие, бело­вато-серые, не дающие гемолиза на кровяных средах; образованы крупными кокками, соб­ранными в тетрады или пары. Бактерии гидро-лизуют эскулин в присутствии желчных солей, не образуют газа при ферментации глюкозы и резистентны к ванкомицину.

Род Lactococcus представлен сферическими или овальными клетками 0,5/1,2х0,6/2,5 мкм; в мазках из бульонных культур располага­ются парами или короткими цепочками. Неподвижны; спор не образуют; капсул не имеют. Факультативные анаэробы; хемоорга­нотрофы с ферментативным метаболизмом. Углеводы расщепляют с образованием пре­имущественно молочной кислоты. Пищевые потребности сложные. Каталаза- и оксида-заотрицательны; растут при 10 °С, но не при 45 «С (оптимум — 30 °С). По системе Л энсфилд АГ относятся к группе N. Колонизируют рас­тения и пищевые продукты. Типовой вид — L. lactis. В настоящее время патогенность не доказана, имеются лишь сообщения о выде­лении из организма человека L. garviae, об­разующего беловатые негемолизирующие ко­лонии, организованные коккобациллярными или нитчатыми клетками.

16.1.2. Аэробные грамотрицательные кокки

16.1.2.1. Нейссерии (род Neisseria)

Нейссерии — грамотрицательные аэробные кокки, относятся к роду Neisseria, включаю-

щему восемь видов: Neisseria meningitidis (ме­нингококки), Neisseria gonorrhoeae (гонокок­ки), N.flava, N. subflava, N. perflava, N. sicca, N. mucosa, N. flavescens. Обитают на слизис­тых оболочках человека и млекопитающих; 7 видов встречаются у человека, из них 5 видов являются представителями нормофло-ры носоглотки и верхних дыхательных путей (N. sicca, N. flavescens, N. perflava, N. mucosa и N. lactamica), хотя описаны единичные случаи их выделения при гнойных менингитах, оти­тах, синуситах и других ГВЗ у иммунокомпро-миссных лиц. Нейссерии содержат аллергены и могут быть причиной аллергических забо­леваний (бронхиальная астма). Наибольшее клиническое значение имеют менингококки и гонококки. Основные отличительные при­знаки бактерий рода Neisseria представлены в табл. 16.6.

Морфология. Грамотрицательные неспоро-образующие кокки диаметром 0,6—1,0 мкм, неподвижны. Отличаются склонностью к об­разованию пар и тетрад, связанной с деле­нием клеток в двух плоскостях; обращенные друг к другу поверхности бывают утолщены. Исключением считают Neisseria elongata, об­разующую короткие (0,5 мкм) палочки (дип-лобациллы и короткие цепочки). Некоторые виды имеют капсулу и микроворсинки.

Культуральные свойства. Аэробы, хемоор­ганотрофы. Температурный оптимум рос­та — 35—37 °С, патогенные виды могут расти в интервале температур 24—41 «С, а непато­генные способны к росту при температурах ниже 24 °С. Оптимум рН 6—8. Патогенные виды прихотливы к условиям культивиро­вания, не растут на обычных питательных средах; непатогенные виды менее прихотли­вы. Виды, обитающие в носоглотке, образуют желтый пигмент — от слабо-желтого до ярко­го, особенно заметный у 48-часовых культур на плотных средах с добавлением куриного желтка. Наличие в питательной среде свобод­ных жирных кислот ингибирует рост нейссе­рий, что инактивируют внесением крахмала, сыворотки или древесного угля.

Ферментативная активность низкая, осо­бенно у патогенных видов. Имеют каталазу (исключая Neisseria elongata), цитохромокси-дазу; ферментация углеводов по оксидатив-

ному типу зависит от вида; конечный про­дукт — уксусная кислота Сахаролитические свойства выражены нечетко. Некоторые виды образуют сходный с крахмалом полисахарид на среде с 5 % сахара. Многие виды редуци­руют нитриты, некоторые восстанавливают нитраты. Биохимические свойства нейссерий представлены в табл. 16.6.

Антигенная структура. Все виды нейссерий имеют полисахаридный соматический О-АГ; штаммы, образующие капсулу, также имеют капсульный антиген.

Факторы патогенности: капсула, пили, эндо­токсин, поверхностные белки наружной мем­браны. Патогенными для человека являются менингококки и гонококки.

Устойчивость в окружающей среде низ­кая, поэтому в культурах старше 1—2 суток практически не содержится живых клеток. Клинический материал транспортируют в ла­бораторию в утепленных контейнерах при

30—35 «С. Чувствительны к действию обычно применяемых антисептиков и дезинфектан-тов. Высокочувствительны к пенициллинам, тетрациклинам, стрептомицину

16.1.2.1.1. Менингококки

Менингококковая инфекция — это острое инфекционное заболевание человека, вызы­ваемое Neisseria meningitidis, которое переда­ется воздушно-капельным путем и характе­ризуется локальным поражением слизистой оболочки носоглотки с последующей генера­лизацией в виде менингококковой септице­мии (менингококцемия) и воспаления мяг­ких мозговых оболочек (менингококковый менингит).

Заболевание выделено в самостоятельную но­зологическую форму после открытия возбудите­ля (Вайхзельбаум, 1887 г.). Описание морфологии менингококка дал Флекснер в 1907 г., а в 1899 г. Ослер выделил менингококк из крови больного,

что позволило окончательно установить этиологию инфекции.

Морфология. Клетки имеют округлую фор­му диаметром 0,6—1,0 мкм, располагаются попарно. Поверхности, обращенные друг к другу, вогнутые или ровные. Клетки полимор­фны. Грамотрицательны, но отношение к ок­раске по Граму выражено недостаточно четко, поэтому в мазках наблюдается неравномерное окрашивание — молодые клетки окрашива­ются интенсивно, а отмирающие и мертвые клетки — очень слабо. Жгутиков не имеют, спор не образуют. Клинические изоляты об­разуют макрокапсулу, которая утрачивается при росте на питательных средах.

Культуральные свойства. Строгий аэроб, капнофил. Очень требователен к питатель­ным средам и условиям культивирования. На простых питательных средах не растет, по­этому для его культивирования к основным средам добавляют нативные белки (сыворот­ка, кровь, яичный желток и др.). В качест­ве источников углерода и азота используют аминокислоты (глутамин, таурин, аспарагин,

L-аргинин, глицин, тирозин), поэтому их необходимо включать в среду культивиро­вания. Наиболее подходящей бессывороточ­ной средой следует считать среду Мюллера— Хинтона, включающую полный набор ами­нокислот и мясной экстракт как источник факторов роста. Оптимум рН среды 7,2-7,4. Температурный оптимум роста 37 «С, рост на­блюдается в пределах 30—38 «С. Повышенная концентрация С02 и влажность стимулируют рост менингококков. На сывороточном агаре образует круглые бесцветные нежные коло­нии маслянистой консистенции диаметром от 0,5 до 1,5 мм. В отличие от условно-пато­генных нейссерий не образует пигмента. На кровяном агаре образует нежные округлые колонии слегка сероватого цвета с блестящей поверхностью. Не дает гемолиза, что отлича­ет его колонии от колоний стафилококков, стрептококков и гемофилов. При первичном посеве очень требователен к условиям куль­тивирования, поэтому отсутствие роста на бессывороточном агаре при 37 °С, на сыво­роточном агаре при 20 °С и среде с 5 % желчи

дифференцируют менингококки от условно-патогенных нейссерий.

Биохимическая активность низкая (см. табл. 16.6). Разлагает глюкозу и мальтозу до кисло­ты, не разжижает желатин, не образует индол и сероводород, не восстанавливает нитраты. Ферментация глюкозы и мальтозы является дифференциально-диагностическим призна­ком. В отличие от условно-патогенных нейс­серий не образует крахмалоподобный полиса­харид из сахарозы. Данный признак выявля­ется на сывороточном агаре с 5 % сахарозы с помощью водного раствора Люголя. Обладает, как и все аэробы, цитохромоксидазой и ката-лазой, что отличает его от пневмококков и гемофилов. Отсутствие |3-галактозидазы и на­личие у-глютаминтрансферазы отличают ме­нингококки от N. lactamica, колонизирующей слизистую носоглотки у детей.

Антигенная структура. Имеет несколько АГ: родовые, общие для рода нейссерий (белковые и полисахаридные, которые представлены по­лимерами аминосахаров и сиаловых кислот); видовой (протеиновый); группоспецифические (гликопротеидный комплекс); типоспецифи-ческие (белки наружной мембраны), которые разграничивают серотипы внутри серогрупп В и С; специфичность их достаточно огра­ничена, так как подобные АГ обнаружива­ют у представителей различных серогрупп и гонококков. По капсульным АГ выделяют девять серогрупп (А, В, С, D, X, Y, Z, W|3, и 29Е), а также сравнительно недавно выде­ленные еще четыре серогруппы (Н, I, К, L). Капсульные АГ некоторых серогрупп имму-ногенны для человека. Штаммы серогруппы А вызывают эпидемические вспышки, В, С и Y — спорадические случаи заболевания. Высокая вирулентность представителей се­рогруппы А связана, по-видимому, с их высо­кой инвазивной активностью. На основании различий типоспецифических АГ выделяют серотипы, которые обозначают арабскими цифрами (серотипы выявлены в серогруппах В, С, Y, W135). Особый интерес среди сероти-повых АГ представляет АГ серотип 2 группы В. Он наиболее изучен и является общим для штаммов, принадлежащих к группам В, С, Y, W135. Выявлено, что штаммы, выделенные от больных с генерализованной формой менин-

гококковой инфекции, часто относятся к се-ротипу 2. В связи с этим наличие АГ серотипа 2 рассматривается как фактор патогенности менингококка. Серотипирование имеет боль­шое значение в эпидемиологии, так как пери­одически наблюдающиеся подъемы заболе­ваемости связаны со сменой циркулирующих серогрупп. Во время эпидемий преобладают менингококки групп А и С, которые являются наиболее патогенными.

Факторы патогенности. Основной фактор патогенности — капсула, защищающая ме­нингококки от различных воздействий, в пер­вую очередь от фагоцитоза. AT, образующиеся к полисахаридам капсулы, проявляют бак­терицидные свойства. Токсические проявле­ния менингококковой инфекции обусловле­ны высокотоксичным эндотоксином, который по летальности для лабораторных животных сравним с эндотоксинами энтеробактерий. Оба они оказывают сенсибилизирующее действие и индуцируют феномен Шварцмана в концентрациях, в 5-10 раз меньших, чем ЛПС грамотрицательной кишечной микро­флоры. Для генерализованных форм менин­гококковой инфекции характерны кожные высыпания, неотличимые от таковых при феномене Шварцмана. ЛПС менингококков проявляют выраженное пирогенное действие, а также вызывают образование AT Тяжесть болезни определяется количеством эндоток­сина в крови больного. Эндотоксину прина­длежит ведущая роль в патогенезе поражений сосудов и кровоизлияний во внутренние орга­ны. Наиболее постоянный и диагностически значимый признак менингококцемии — эк­зантема в виде характерной геморрагической сыпи (петехии, пурпура, экхимозы).

К другим факторам патогенности относят­ся пили, белки наружной мембраны, наличие гиалуронидазы и нейроминидазы. Пили явля­ются фактором адгезии к слизистой оболоч­ке носоглотки и, предположительно, тканям мозговой оболочки. Менингококки выделяют IgA-протеазы, расщепляющие молекулы IgA в шарнирной области, что защищает бактерии от действия Ig.

Лабораторные животные мало восприим­чивы к менингококку. Субдуральное введение живой культуры может вызвать заболевание у

кроликов, обезьян и коз. Внутрибрюшинное заражение белых мышей и морских свинок вызывает их гибель с явлениями интокси­кации. Заражение в алантоисную полость 11—18-дневных куриных эмбрионов вызывает гибель эмбриона через 48 ч.

Устойчивость в окружающей среде. Слабо устойчив к внешним воздействиям, в опти­мальных условиях на плотных и жидких средах культура гибнет через 48—72 ч, на полужидких средах сохраняется до месяца (рекомендуют сохранять на среде Дорсе, полужидком агаре и среде сО сливками). Наиболее приемлемый способ консервации культуры — лиофильное высушивание. Вне организма человека доволь­но быстро погибает, а при низкой температуре быстро теряет способность к образованию ко­лоний, что необходимо учитывать при доставке материала в микробиологическую лаборато­рию; при высыхании погибает. При темпера­туре 10 °С погибает через 2 ч, температура 55 °С убивает его через 5 мин, 80 °С— за 1-2 мин, кипячение — моментально (аналогичный эф­фект оказывает ультрафиолетовое облучение). Чувствителен к действию обычно применяемых антисептиков и дезинфектантов, особенно к солям тяжелых металлов. Под действием 1% раствора фенола гибнет в течение 1 мин, ана­логичное действие оказывают 0,5—1% раствор хлорамина, 70% этанол, 3—5% раствор карбо­ловой кислоты. Чувствителен к большинству применяемых в клинике антибиотиков, однако в последние годы отмечается тенденция к росту числа резистентных штаммов.

Эпидемиология. Экологической нишей для менингококка является слизистая оболочка носоглотки человека. Источник инфекции — больной человек или носитель. Различают три группы источников инфекции: больные гене­рализованными формами (около 1 % от общего числа инфицированных лиц), больные назофа-рингитом (10—20 % от общего числа инфици­рованных лиц) и здоровые носители. Основное значение имеют здоровые носители, которые составляют до 80-90 %. Здоровое носитель-ство у детей 1—2 лет встречается очень ред­ко; с возрастом количество носителей на­растает, достигая максимума к 14—19 годам. Носительство продолжается в среднем 2-3 недели, при наличии хронических воспали-

тельных процессов носоглотки может длиться 6 недель и более.

Механизм передачи — аэрогенный, путь — воздушно-капельный. В отличие от других респираторных инфекций заражение проис­ходит при длительном и тесном контакте. Заболеваемость носит сезонный характер, увеличиваясь в осенне-зимний период.

Восприимчивость к менинкококку невы­сокая. Болеют в основном дети до 15 лет (70—80 %) и лица юношеского возраста (10— 15 %). Возникновению вспышек способствует скученность детей в детских организованных коллективах, учащихся школ и техникумов, студентов в общежитиях, новобранцев в казар­мах и т. п. Заболевания возникают при низком распространении носительства менингококка в коллективе (2 % и ниже). В коллективах, где носительство составляет 20 % и выше, заболе­вания не регистрируются, поскольку интен­сивная циркуляция менингококка иммуноло-гически перестраивает организм, обеспечивая «естественную иммунизацию» населения в эндемичных очагах заболевания.

Упоминания об эпидемиях цереброспинального менингита встречаются в трудах античных врачей. Первые клинические описания менингококкового менингита сделали в XVII в. Уйллис (Виллизии) и Сиденхэм. В настоящее время менингококковая ин­фекция зарегистрирована более чем в 150 странах мира, в том числе в России. В Африке имеется гипе­рэндемическая зона заболеваемости менингококковой инфекцией, так называемый «менингитный пояс», ко­торая охватывает районы, расположенные между югом Сахары и экваториальным лесом, Красным морем и Атлантическим океаном. В «менингитном поясе» расположены 15 стран, через которые проходит транс­континентальная дорога, с которой связывают распро­странение менингококковой инфекции, — эпидемии отмечаются здесь через каждые 10—15 лет.

Патогенез. Менингококки внедряются в орга­низм человека через слизистые оболочки носог­лотки. Размножаясь, они формируют первич­ный очаг воспаления. По окончаниям обоня­тельного нерва воспалительный процесс может распространиться на оболочки мозга. Возможно и гематогенное распространение менингокок­ка по организму. Важная роль в патогенезе принадлежит эндотоксину, который участвует в развитии токсического шока и угнетении фаго-

цитарной активности нейтрофилов. Патогенез заболевания включает поражения токсического и септического характера в сочетании с аллер­гическими реакциями. Преобладание того или иного компонента проявляется в различных клинических формах.

Клиника. Менингококковая инфекция кли­нически протекает в локализованной форме: менингококконосительство, острый назофа-рингит или в генерализованной форме: ме-нингококцемия, менингит, менингоэнцефа-лит, эндокардит, артрит, полиартрит, иридо-циклит, пневмония.

Эпидемический цереброспинальный менингит на­чинается внезапно, после 5—7-дневного инкубацион­ного периода. В начале болезни отмечаются сильная головная боль, рвота, высокая лихорадка, затем раз­виваются менингеальные симптомы. Однако следует отметить, что степень проявления менингеальных симптомов значительно варьирует. Поскольку кли­ническая картина не отличается от клиники менин­гитов, вызванных другими микробами, то поставить этиологический диагноз клинически крайне сложно, поэтому ведущая роль здесь отводится методам лабо­раторной микробиологической диагностики.

Иммунитет. Постинфекционный иммуни­тет при генерализованных формах инфекции довольно стойкий, повторные случаи заболе­вания почти не наблюдаются, однако имму­нитет носит гуморальный и группоспецифи-ческий характер.

Невосприимчивость кменингококку обуслов­лена наличием сывороточных противоменинго-кокковых бактерицидных AT. Новорожденные дети обладают естественным приобретенным пассивным трансплацентарным иммунитетом в течение 2—6 месяцев. Изучение уровня AT у представителей разных возрастных групп вы­явило, что дети с 6 месяцев до 10 лет имеют низ­кий уровень AT У детей 10-15 лет наблюдается рост титра AT к полисахаридному, белковому и ЛПС АГ. Развитие иммунных реакций вызыва­ют капсульные полисахариды менингококков групп А и С. Защиту обеспечивают AT, проявля­ющие комплементзависимую бактерицидность. Элиминацию возбудителя со слизистой оболоч­ки и из тканей осуществляют комплементсвя-зывающие IgM и IgG. Для эффективного унич­тожения менингококков необходима активация комплемента, вызывающего лизис бактерий.

При менингококконосительстве выявлены го­мологичные и группоспецифические AT к ме­нингококкам. Это явление рассматривается как естественная иммунизация «живой» вакциной.

Микробиологическая диагностика. Выбор материала для исследования обусловлен кли­нической формой болезни. Материалом для исследования служат носоглоточная слизь (от больных и носителей), ликвор, кровь, гной с мозговых оболочек, соскоб из элементов геморрагической сыпи на коже и др. При цереброспинальном менингите основным исследуемым материалом является ликвор, который берут в день госпитализации боль­ного асептически люмбальной пункцией в количестве 2—5 мл. Ликвор собирают в сте­рильную пробирку и сразу же сеют на пита­тельные среды или же немедленно, не допус­кая охлаждения, отправляют в лабораторию. Носоглоточную слизь берут специальным тампоном, изогнутым под углом, с задней стенки глотки при визуальном контроле, вво­дя тампон за мягкое нёбо. От трупа иссле­дуемый материал (гной с оболочек мозга, из кожных поражений и т. п.) берут во время вскрытия. Поскольку менингококки очень неустойчивы вне организма человека, клини­ческий материал транспортируют в утеплен­ных контейнерах при 30—35 °С.

Для микробиологической диагностики применяют бактериоскопический, бактерио­логический и серологический методы.

Бактериоскопическое исследование ликвора и крови позволяет определить наличие возбуди­теля. При наличии гнойного ликвора готовят мазки без предварительной обработки; если ликвор прозрачный или мутный, его центри­фугируют при 3500 об/мин в течение 5 мин, а затем из осадка готовят мазки, которые ок­рашивают по Граму, метиленовым синим и другими методами для определения лейкоци­тарной формулы, выявления менингококков и определения их количества. При микроскопии мазков ликвора в положительных случаях на­блюдают полинуклеарные лейкоциты, эрит­роциты, нити фибрина и менингококки в виде типичных грамотрицательных диплококков бобовидной формы, окруженных капсулой в виде плохоокрашенного ореола. Результаты микроскопического исследования использу-

ются только в качестве предварительного, ори­ентировочного ответа, поскольку морфологи­чески нельзя отдифференцировать менинго­кокк от других грамотрицательных бактерий, способных вызывать менингит (гонококки, другие нейссерии, гемофилы, бранхамеллы). Для микроскопического исследования крови готовят препарат «толстой капли», который высушивают и окрашивают метиленовой синь­кой без фиксации. При микроскопии в поло­жительных случаях обнаруживают на голубом фоне менингококки, имеющие типичную мор­фологию, окруженные капсулой в виде бес­цветного ореола. Трупный материал исследуют только бактериоскопически из-за низкой жиз­неспособности менингококка. Носоглоточная слизь не микроскопируется из-за наличия в ней условно-патогенных нейссерии, морфоло­гически сходных с менингококком.

Бактериологическое исследование про­водят с целью выделения и идентифи­кации чистой культуры менингококка. Бактериологическому исследованию подвер­гают носоглоточную слизь, кровь и ликвор. Посев материала для получения чистой куль­туры производят на плотные или полужидкие питательные среды, содержащие сыворотку, кровь или асцитическую жидкость. Культуры инкубируют в течение 18—24 ч при 37 «С в со­суде со свечой или в специальном термостате с повышенным содержанием (8—10 %) СОг Идентификацию выделенной культуры про­водят на основании следующих свойств:

  • оксидазаположительные колонии рас­сматривают как возможно принадлежащие к видам Neisseria;

  • наличие в культуре Neisseria meningitidis подтверждают образованием уксусной кисло­ты при ферментации глюкозы и мальтозы (но не лактозы, сахарозы и фруктозы);

  • принадлежность к серогруппам опреде­ляют в реакции агглютинации (РА).

Проводят дифференциацию выделенной культуры с другими бактериями, вызываю­щими менингит. Основные свойства возбуди­телей бактериальных менингитов, учитывае­мые через 24 ч от начала бактериологического исследования, представлены в табл. 16.7.

Серологический метод используют для об­наружения растворимых бактериальных АГ в

ликворе и других видах исследуемого матери­ала или AT в сыворотке крови. Для обнаруже­ния АГ применяют ИФА, РИА, иммуноэлект-рофорез, реакцию коагглютинации. У больных менингококковой инфекцией AT обнаружива­ются с конца первой недели болезни, достигая максимума на 2—3-й неделе, а затем их титр снижается. У больных и лиц, перенесших ме-нингококковую инфекцию, в сыворотке обна­руживаются специфические AT: бактерицид­ные, агглютинины, гемагглютинины. В раз­гар менингококковой инфекции повышается уровень IgM, особенно при генерализованных формах; в период реконвалесценции, в основ­ном, обнаруживаются IgG.

Лечение. Препарат выбора — бензилпени-циллин, эффективны также полусинтетичес­кие пенициллины (ампициллин, оксацил-лин). Оптимально назначение антибиотиков в сочетании с диуретиками. При непереноси­мости пенициллинов назначают левомицетин или рифампицин. Антимикробную терапию следует сочетать с симптоматическими средс­твами, корригирующими водно-солевой и кислотно-щелочной баланс, а также с седа-тивными средствами и глюкокортикоидами.

Профилактика. Проводится комплекс мер, направленных на ликвидацию источника ин­фекции: больных необходимо выявлять, изо­лировать и лечить; носителей — выявлять и санировать. Проводится бактериологическое обследование в окружении больного с целью выявления здоровых носителей менингокок­ка. Выявленные носители санируются анти­биотиками.

С целью разрыва механизма и путей пе­редачи разуплотняют и разобщают детские коллективы, общежития, казармы. Роспуск контактировавших лиц производится на срок от 10 до 30 дней. В очаге проводятся текущая дезинфекция, проветривание помещений, ультрафиолетовое облучение и т. п.

В очаге инфекции проводится специфичес­кая активная и пассивная профилактика. Для создания пассивного иммунитета детям до­школьного возраста вводят однократно имму­ноглобулин в дозе 1,5—3,0 мл не позднее 7-го дня после регистрации первого случая заболе­вания. Профилактический эффект иммуног­лобулина сохраняется в течение нескольких

месяцев после введения. Для активной имму­низации используют вакцины из очищенных капсульных полисахаридов менингококков серогрупп А и С. В России проводят вакци­нацию групп риска менингококковой вак­циной А или бивакциной А+С. Кроме того, возможно проведение химиопрофилактики с применением антибиотиков в замкнутых коллективах,, если имеет место хотя бы один случай менингококковой инфекции.

16.1.2.1.2. Гонококки

Гонококковая инфекция — это острое или хроническое инфекционное заболевание че­ловека, вызываемое Neisseria gonorrhoeae, ко­торое передается половым путем и харак­теризуется гнойным воспалением слизистой оболочки мочеполовых путей (гонорея), ко­нъюнктивы глаз (бленнорея), других органов, интоксикацией.

Возбудитель гонореи был открыт Нейссером в 1879 г. Первые культуры получили Лейстков и Леффлер (1882), этиологическую роль доказал Бумм (1885).

Морфология. Неподвижные аспорогенные грамотрицательные диплококки (средний размер клетки 1,25+1,0×0,7+0,8 мкм), образу­ющие капсулу. Полиморфны — встречаются более мелкие или более крупные клетки, а также палочковидные формы. Хорошо окра­шиваются анилиновыми красителями (мети-леновым синим, бриллиантовым зеленым и др.), цитоплазма имеет осмиефильные вклю­чения. Под действием пенициллина образу­ют.!,-формы; под влиянием химиопрепаратов быстро меняют свойства и становятся грам-пол ожительными.

Культуральные свойства. Аэробы, хемоорга-нотрофы; для роста требуют свежеприготов­ленных влажных питательных сред с добавле­нием нативных белков крови, сыворотки или асцитической жидкости; широко используют безасцитные среды (например, среда КДС-1 с гидролизатом казеина, дрожжевым аутоли-затом и нативной сывороткой); оптимум рН 7,2—7,4, температуры — 37 «С. Не вызывают гемолиза на средах, содержащих кровь; на средах с добавлением молока, желатина и картофеля не растут. Через 24 ч на плотных питательных средах гонококки, содержащие в

клеточной стенке протеин 11, образуют слегка мутные бесцветные колонии; бактерии, не со­держащие протеин II, образуют круглые про­зрачные колонии в виде капель росы (1—3 мм в диаметре) с ровными краями. На жидких питательных средах растут диффузно и обра­зуют поверхностную пленку, через несколько дней оседающую на дно.

Биохимическая активность крайне низкая (см. табл. 16.6). Разлагают только глюкозу с образованием кислоты, измененные формы иногда не ферментируют ни одного углево­да, продуцируют каталазу и цитохромоксидазу. Протеолитическая активность отсутствует, ам­миака, сероводорода и индола не образуют.

Антигенная структура сложная. Содержат соматический и капсульный антигены. ЛПС проявляют сильные иммуногенные свойства; основной пул антител, синтезируемых в орга­низме, составляют Ig к ЛПС, которые облада­ют бактерицидным действием. Основную ан­тигенную нагрузку несут пили и поверхност­ные белки наружной мембраны. Пили состоят из цепочек белковых субъединиц (молекуляр­ная масса около 20 000 Да), остатков Сахаров и фосфорной кислоты; нарушение последова­тельности соединения субъединиц изменяет Антигенные свойства. Наружная мембрана содержит протеины I, II и III классов, которые проявляют сильные иммуногенные свойства; на основании их состава выделяют 16 сероти-пов. В присутствии комплемента AT к белкам клеточной стенки проявляют бактерицидные свойства. Вариабельность протеинов, детер­минированная кодированием в нескольких генах, определяет высокую частоту антиген­ных вариантов. Экспрессия некоторых АГ гонококка определяется изменением условий окружающей среды.

Факторы патогенности: капсула, пили, эндо­токсин, поверхностные белки наружной мемб­раны, протеазы.

Все свежевыделенные культуры имеют капсулу, ко­торая обладает антифагоцитарным действием (пре­пятствует прямому контакту микробицидных субстан­ций с клеточной стенкой, маскирует ее антигенные детерминанты). АТ-опсонины к АГ капсулы стимули­руют фагоцитоз гонококков. Полисахариды в капсулах не обнаружены, присущие им функции выполняют высокомолекулярные поверхностные полифосфаты.

Пили обеспечивают адгезию к эпителию. Генетически опосредованная вариабельность стро­ения пилей обеспечивает прикрепление и выжива­емость гонококков на клетках эпителия при смене хозяина и воздействии AT. У авирулентных штаммов они отсутствуют.

Клеточная стенка содержит эндотоксин.

Наружная мембрана содержит белки трех классов. Поверхностный белок 1 класса обуславливает устойчи­вость к бактерицидным факторам слизистых оболочек, а также инвазивные свойства бактерий и их способ­ность вызывать системные инфекции. Поверхностный белок П класса образует отдельную белковую фракцию, называемую протеинами мутности или Ора-протеина-ми (от англ. opacityмутность). Их считают первич­ными факторами вирулентности гонококков, и они обуславливают прикрепление к эпителию, а также ингибируют фагоцитарные реакции.

Синтезируют IgArnpomea3y, действующую внекле-точно и разрушающую пролин-треониновые связи в тяжелых цепях Ig, а также расщепляющую молекулу IgA в шарнирной области. Эти эффекты инактивируют AT, препятствующие адгезии, что облегчает прикрепление к рецепторам эпителиальных клеток, а также защищает бактерии от фагоцитоза, опосредованного AT

Устойчивость в окружающей среде. Гонококки очень неустойчивы во внешней среде, что следует помнить при заборе и транспортировке исследуемого клинического материала. Чувствительны к действию обыч­но применяемых антисептиков и дезинфек-тантов, особенно к солям тяжелых металлов. Высокочувствительны к пенициллинам, тет-рациклинам, стрептомицину. Способность к синтезу р-лактамаз обусловлена R-плазми-дой, но среди выделенных в клинике штам­мов число продуцентов р-лактамаз невелико.

Эпидемиология. Термин «гонорея» ввел Талон во II в. н. э., хотя заболевание известно очень давно; во всяком случае, в вавилонских, ассирий­ских и греческих мифах упоминается болезнь, являющаяся, судя по описанию клинической картины, гонореей. В настоящее время гонорею относят к наиболее распространенным инфек­ционным заболеваниям, передаваемым половым путем. Источник инфекции — больной человек, особенно хронической бессимптомно протекаю­щей формой гонореи. Экологической нишей яв­ляются слизистые оболочки мочеполовых путей человека. Механизм передачи— контактный,

путь — половой, крайне редко — бытовой (на­пример, больная гонореей мать может заразить маленькую дочь при пользовании общей мочал­кой, сиденьем унитаза и т. п.). Восприимчивость к гонококкам очень высокая.

Патогенез. Входными воротами для воз­будителя служит цилиндрический эпителий уретры, шейки матки, конъюнктивы и пря­мой кишки. Взаимодействие гонококков с эпителиальными клетками опосредовано пи-лями, взаимодействующими с рецепторами эпителиальных клеток, что имеет решающее значение в развитии инфекции. Гонококки прикрепляются к эпителию, где мишенью для их цитотоксического действия служат поверх­ностные структуры клеток. Бактерии вызыва­ют гибель и слущивание клеток, что нарушает процесс самоочищения слизистых оболочек. Нарушение функций слизистых вызывают как сами бактерии, так и ЛПС, а также пеп-тидогликаны клеточных стенок гонококков. Микроворсинки клеток, лишенных ресни­чек, действуя как псевдоподии, захватывают бактерии, попадающие внутрь этих «непро­фессиональных» фагоцитов. Подобное явле­ние известно как эндоцитоз, опосредованный патогенным микробом. В цитоплазме клеток фагосомы сливаются в гигантские вакуоли, где гонококки размножаются, оставаясь не­доступными действию AT, фагоцитов и мно­гих антибиотиков. Вакуоли сливаются с ба-зальной мембраной, и бактерии попадают в прилегающую соединительную ткань, где вы­зывают местное воспаление, либо проникают в кровоток с возможным последующим диссе-минированием. Прикрепившись к эпителию, гонококки становятся недоступными для фа­гоцитоза. Размножение Neisseria gonorrhoeae внутри нейтрофилов остается предметом дис­куссии. В окрашенных мазках клинического материала гонококки видны как внутри, так и вне нейтрофилов. Создается впечатление, что большинство фагоцитированных нейтрофи-лами бактерий подверглось внутриклеточно­му лизису, однако это положение не бесспор­но, поскольку имеются отдельные сведения о способности гонококков выживать и репли­цировать в фагоцитах за счет нарушения ре­гуляции образования каталазы и подавления активности эндоперекисей в фаголизосомах.

Таблица 16.8. Локализация и виды гонококковой инфекции

Инфекции нижних отделов мочеполового тракта:

  1. Цервицит

  2. Уретрит (у мужчин и женщин)

  3. Абсцессы желез, прилегающих к влагалищу (преддверные и парауретральные железы) Инфекции верхних отделов мочеполового тракта:

  1. Эндометрит

  2. Эпидидимит

  3. Воспалительные заболевания газовых органов (воспаление фаллопиевых труб, яичника и тканей придатков) .

Инфекции прочих органов и тканей:

  1. Проктит (ректальная гонорея)

  2. Фарингит

  3. Бленнорея

  4. Тазовый перитонит и перигепатит (синдром Фитц-Хью — Куртиса)

  5. Фарингеальная гонорея Диссеминированная гонококковая инфекция:

  1. Синдром дерматита-артрита-тендосиновиита (лихорадка, полиартрит, тендосиновиит и кожные поражения в виде геморрагических папул и пустул, вызванные иммунными комплексами или гоно­кокками)

  2. Септический моноартикулярный артрит

  3. Редко развивающиеся поражения (эндокардит с поражением клапанов и менингит)

Гематогенное диссеминирование инфекции отмечают у 1 % заболевших.

Клиника. Гонококковая инфекция прояв­ляется в виде гнойного воспаления слизис­той оболочки мочеполовых путей (гонорея), конъюнктивы глаз (бленнорея), других орга­нов. Инкубационный период 2—4 дня. Заболевание характеризуется резью при мочеиспускании, выде­лению гноя из уретры. Заболевание имеет тенден­цию к переходу в хроническую бессимптомную фор­му. Нелеченая гонорея является одной из основных причин бесплодия как у мужчин, так и у женщин. Нелеченая бленнорея ведет к слепоте.

Гонококковая инфекция проявляется воспа­лением тазовых органов и бесплодием у женщин. Диссеминирование возбудителя может приводить к пельвиоперитониту, менингитам, артритам, эндо­кардитам и септицемиям. Женщины более склонны к диссеминированным поражениям. Заболевание у

них часто протекает бессимптомно, поэтому свое­временное лечение не проводится, что делает жен­щин основным резервуаром инфекции. У мужчин бессимптомное течение гонореи наблюдают редко. Клинические формы гонококковой инфекции пред­ставлены в табл. 16.8.

Иммунитет по своему механизму — несте­рильный, практически отсутствует после пе­ренесенного заболевания, поэтому часто ре­гистрируются повторные заболевания.

Микробиологическая диагностика.

Материалом для исследования служит гной­ное отделяемое из уретры, влагалища и шейки матки, из прямой кишки и глотки {Neisseria gonorrhoeae часто обнаруживают при бессим­птомном течении болезни в отделяемом из прямой кишки у женщин и мужчин-гомосек­суалистов), с конъюнктивы глаза (при блен­нореи), а также сыворотка крови. У муж-

чин-гомосексуалистов материал необходимо забирать также из ротовой полости, глотки и прямой кишки. Результаты микробиологи­ческого исследования зависят от соблюдения правил забора материала из передней уретры и простаты. За 2—3 суток перед забором ма­териала необходимо прекратить применение дезинфицирующих и антибактериальных пре­паратов, воздерживаться от мочеиспускания в течение 4—6 ч и провести туалет окружающих кожных покровов. Забор материала должен проводить лечащий врач.

Для диагностики применяют бактериоско-пический, бактериологический и серологический методы.

Бактериоскопическое исследование является основным методом диагностики острой гоно­реи и бленнореи. Готовят два мазка, один из которых окрашивают по Граму, а второй — ме-тиленовым синим, и микроскопируют. В маз­ке, окрашенном по Граму, в положительном случае можно обнаружить грамотрицательные диплококки бобовидной формы, а в мазке, окрашенном метиленовым синим, — карти­ну незавершенного фагоцитоза. Окраска по Граму позволяет дифференцировать гонококки с другими бактериями. Для получения более четких очертаний гонококков мазки фиксиру­ют диметилсульфоксидом. В связи с тем, что в исследуемом материале могут находиться и другие грамотрицательные бактерии, морфо­логически сходные с гонококками, применяют прямой и непрямой варианты РИФ. При пря­мом варианте мазки обрабатывают флюоресци­рующими антителами против гонококков, при непрямом — используют гонококки, сыворотку больного и антиглобулиновую сыворотку.

Бактериологическое исследование проводят в тех случаях, когда гонококки в мазках не обнаруживают или находят атипичные, изме­ненные формы. Культуральный метод позво­ляет выявлять гонококки в 1,5—4,0 раза чаще, чем бактериоскопический метод. Особенно показаны посевы при хронической гонорее, гонорейном проктите и контроле на изле­чение. Из-за низкой устойчивости гонокок­ка в окружающей среде посев производят непосредственно после забора материала на чашки с сывороточным или асцитическим агаром, КДС-1. Добавление к среде ристо-

мицина и полимиксина М (10 ЕД/мл) значи­тельно повышает высеваемость гонококков. Перед посевом питательную среду нагревают в термостате, чашки с посевами инкубируют в эксикаторе в атмосфере, обогащенной 10 % С02. Выделение и идентификацию возбудите­ля проводят по стандартной схеме.

Серологический метод используют при хро­нической гонорее, при отсутствии у больного выделений. Проводят РСК по Борде—Жангу по стандартной схеме, которая бывает поло­жительной с 3—4-й недели болезни; в острых случаях реакция положительна у 35 % боль­ных, при хронических — у 65 % (слабополо­жительная у 100 %). В качестве АГ для РСК применяют гоновакцину или АГ из убитых гонококков.

Лечение. Характер терапии зависит от фор­мы заболевания (острая или хроническая), топического диагноза, наличия осложнений и состояния организма. При острой и подос-трой гонорее обычно применяют препараты пенициллина. Другие антибиотики, как пра­вило, применяют при непереносимости пе­нициллина. В результате антибиотикотерапии воспалительные явления в течение 5—7 дней резко уменьшаются, выделения становятся скудными, слизистыми, гонококки в них от­сутствуют. При успешном лечении по исте­чении 7—10 дней приступают к установлению излеченное™.

При хронической осложненной гонорее, а также свежей торпидной лечение сводит­ся к специфической или неспецифической иммунотерапии и к местному воздействию на пораженный орган. После такого воздейс­твия в условиях стационара проводят курс антибиотикотерапии, причем курсовая доза препарата в 2 раза выше, чем при лечении острой гонореи. Чем больше давность гоно­рейного процесса, чем значительнее выраже­ны соединительнотканные изменения, тем интенсивнее должны быть иммунотерапия и местное лечение. Иммунотерапия, которая может быть специфической (гоновакцина) или неспецифической (пирогенал и т. п.), спо­собствует более быстрому и полному рассасы­ванию воспалительных инфильтратов. Чаще всего применяют гоновакцину, которую вво­дят внутримышечно через 1—2 дня; курс лече-

ния состоит из 6—8 инъекций. Для местного лечения применяют различные химические, механические и термические раздражители. Для физиотерапии применяют компрессы, местные ванны, микроклизмы и др.

Излеченным больного следует считать тогда, ког­да после продолжительного наблюдения не удается обнаружить гонококки в организме, и больной пе­рестает быть источником инфекции. Для контроля излеченности прибегают к провокации. Для пос­ледней используют различные методы: химический (инсталляция в уретру 0,5% раствора ляписа), меха­нический (массаж уретры на буже), биологический (введение гоновакцины), алиментарный (острая или соленая пища, алкоголь), термический (прогревание диатермическим током половых органов). Сочетание всех перечисленных способов обострения воспале­ния дает наибольшую частоту выявления гонококков; через 7—10 дней от момента последней манипуляции необходимо провести комбинированную провока­цию. Через 24, 48 и 72 ч после провокации исследуют выделения, а при их отсутствии — соскоб из уретры, нити из мочи, секрет простаты и семенных пузырь­ков. При отсутствии после провокации гонококков в мазках и посевах больного оставляют для диспан­серного наблюдения, а через месяц повторяют ком­бинированную провокацию и делают уретроскопию. Общая продолжительность диспансерного наблюде­ния за больными, перенесшими гонорею, составляет 2 месяца. Если в течение этого срока возбудитель и клинические проявления болезни отсутствуют, то таких лиц снимают с диспансерного учета.

Профилактика. Проводится комплекс мер, направленных на ликвидацию источника ин­фекции: больных необходимо выявлять и ле­чить. Особое внимание следует уделить ак­тивному выявлению больных гонореей среди пациентов урологических клиник, мужей жен­щин, страдающих воспалительными заболева­ниями женских половых органов неясной эти­ологии, в обязательном порядке обследовать всех членов семьи больного гонореей, декрети­рованных групп населения (работники детских дошкольных учреждений и общепита) перед поступлением на работу и в последующем че­рез каждые три месяца. Выявленные больные подлежат лечению с последующим контролем на излеченность. Законом предусмотрено на­казание за уклонение от лечения и заведомое заражение других лиц.

Большое значение имеет санитарно-про-светительная работа, направленная на про­паганду здорового образа жизни, исключение случайных половых связей.

Предохранительные мероприятия включа­ют использование презервативов, обработку наружных половых органов антисептиками сразу же после случайных половых контактов. Для профилактики бленнореи новорожден­ным при первичной обработке сразу же после рождения в глаза закапывают нитрат серебра.

16.1.3. Анаэробные кокки

16.1.3.1. Анаэробные грамположительные кокки

Наибольшее значение в патологии человека име­ют грамположительные анаэробные кокки родов Peptococcus (включающем единственный вид P. niger) и Peptostreptococcus(P. asaccharolyticus, P.prevotii, P. anaerobius, P. micros). Прочие анаэробные грамположительные кок­ки родов Ruminococcus, Coprococcus, Gemella, Sarcina боль­шого клинического значения не имеют.

Морфология. В мазках, окрашенных по Граму, очень напоминают стафилококки. Род Peptostreptococcus образуют неподвижные кокки и коккобациллы диаметром 0,5—1,2 мкм. Клетки Peptostreptococcus anaerobius чаще выглядят как коккобациллы, об­разующие короткие цепочки, a Peptostreptococcus tetradius — тетрады. Peptostreptococcus magnus представ­лен крупными (более 0,7 мкм) клетками, располага­ющимися поодиночке или бесформенными массами; клетки Peptostreptococcus micros мелкие и образуют короткие цепочки. Типовые виды — Peptococcus niger и Peptostreptococcus anaerobius.

Культуральные свойства. Пептококки и пептостреп-тококки — облигатные анаэробы, капнофилы, при росте образуют большое количество молочной кисло­ты. Хемоорганотрофы; для роста нуждаются в обога­щенных питательных средах. На анаэробном кровя­ном агаре колонии пептококков и пептострептокок-ков мелкие, выпуклые, блестящие, прозрачные или мутные, образуются через 48 ч анаэробного культи­вирования. Некоторые штаммы пептококков на ана­эробном кровяном агаре формируют черные коло­нии. Температурный оптимум роста — 37 °С. Колонии Peptostreptococcus anaerobius несколько крупнее, мут­ные, имеют характерный сладковатый запах; чувстви­тельны к анетолсульфонату натрия, что используется для их дифференциации с помощью дисков.

Биохимическая активность. Инертны по отноше­нию к углеводам, энергию получают расщеплением пептона. Обычно каталазаотрицательны; индол не образуют, не восстанавливают нитраты. Некоторые виды пептострептококков выделяют индол и восста­навливают нитраты в нитриты.

Антигенная структура изучена недостаточно; ан­тигенными свойствами обладают пептидогликан и тейхоевые кислоты клеточной стенки.

Факторы патогенности изучены недостаточно; воз­можно, патогенность обусловлена наличием капсулы, продукцией гиалуронидазы и коллагеназы.

Экологическая ниша. Пептококки и пептострепто-кокки колонизируют слизистую полости рта, верхних дыхательных путей, влагалища и толстой кишки.

Устойчивость в окружающей среде. При попадании на воздух мгновенно погибают.

Чувствительность к антибиотикам. Пептококки и пептострептококки чувствительны к пенициллину; более 70 % изолятов пептострептококков чувстви­тельны к метронидазолу. Препараты выбора — клин-дамицин, левомицетин и имипенем.

Чувствительность к антисептикам и дезинфек-тантам. Чувствительны к действию обычно при­меняемых антисептиков и дезинфектантов.

16.1.3.2. Анаэробные грамотрицательные кокки

Наибольшее значение в патологии человека имеют грамотрицательные анаэробные кокки рода Veillonella.

16.1.3.2.1. Вейлонеллы (род Veillonella)

Морфология. Неподвижные грамотрицательные кокки диаметром 0,3—0,5 мкм. В мазках располагаются парами, беспорядочными скоплениями или коротки­ми цепочками. Типовой вид — Veillonella parvula.

Культуральные свойства. Оптимальная температура рос­та 30—37 °С, оптимум рН 6,5—8,0. На молочном агаре обра­зуют звездчатые блестящие колонии диаметром 1—3 мкм.

Биохимическая активность. Каталазаотрицательны, но некоторые виды продуцируют порфирины с ката-лазной активностью. Метаболизм — ферментативно­го типа, расщепляют пируват, лактат, малат, фумарат, оксалоацетат. Не гидролизуют желатину, не сворачи­вают молоко, не образуют индол, восстанавливают нитраты в нитриты. При ферментации лактата обра­зуют ацетат, пропионат, С02 и Н2.

Антигенная структура изучена недостаточно; антиген­ными свойствами обладает ЛПС клеточной стенки.

Факторы патогенности изучены недостаточно; воз­можно, патогенность обусловлена наличием эндо­токсина.

Экологическая ниша. Колонизируют слизистую по­лости рта, верхних дыхательных путей и кишечника.

Устойчивость в окружающей среде. При попадании на воздух мгновенно погибают.

Чувствительность к антибиотикам. Чувствительны к метронидазолу и клиндамицину.

Чувствительность к антисептикам и дезинфек-тантам. Чувствительны к действию обычно при­меняемых антисептиков и дезинфектантов.

Инфекции, вызываемые анаэробными кок­ками, носят эндогенный характер. Как пра­вило, они не способны вызывать моноинфек­ции; часто их выделяют в составе ассоциатов при различных гнойно-воспалительных оп­портунистических инфекциях.

Лабораторная диагностика включает мик­роскопию клинического материала (гнойное отделяемое, кровь, аспираты суставных жид­костей и костей) и выделение возбудителя с использованием анаэробной бактериологи­ческой техники. Для экспресс-диагностики используют ГЖХ.



Источник: studfile.net


Добавить комментарий